Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 03:03   #39 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,416
Репутация: 1939
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

Брансону также удалось продержаться в турнире недолго. Он вылетел вслед за Петровичем на двадцать девятом месте. Вылетел достаточно обидно, но таков уж он, покер - с флопа Брансону зашел стрит, его сопернику – сет. Брансон, видя, что оппонент колирует его ставки, ставил на каждой улице вплоть до ривера. Ставил много – практически в пот. Ривером борд спарился, и на олл ин оппонента Брансон просто обязан был ответить – у него оставалось уже слишком мало фишек, чтобы выбрасывать свою руку в пас.

Оставшиеся игроки снова рукоплескали стоя, провожая легенду покера. Двукратный победитель главного турнира WSOP-а, обладатель десяти браслетов мировой серии покера, человек, который вознёс покер на небывалую высоту, сейчас покидал турнир. Покидал со своей неизменной открытой улыбкой, кланяясь игрокам и зрителям. Судя по его веселому настроению, Брансон ничуть не был огорчен, хотя, подозреваю, что на самом деле это было не совсем так.

Петрович, выждав момент, когда Брансон закончил давать интервью корреспондентам, схватил Витюню за рукав – Пошли, пошли быстрее, пока не ушел.

- Куда ты всё ломишься то? – Недовольно спросил Витюня.

- Дык как куда? К Брансону. Пошли быстрее. – Не дожидаясь ответа Витюни, Петрович быстрым шагом зашагал к Брансону, ловко протискиваясь сквозь толпы зрителей. Витюня сморщился и недовольно вздохнул. Деваться было некуда – оставлять Петровича в столь знаменательный для него момент было негоже.

Петрович подобрался к Дойлу со спины и скромно кашлянул, привлекая внимание. Дойл обернулся и увидел Петровича, смущенно переминающегося с ноги на ногу.

- Я это… я поговорить хотел. – Петрович неожиданно покраснел. – Договаривались же мы с вами.

Брансон, конечно же, его не понял, но, увидев своего недавнего соперника, почему то искренне обрадовался.

- О, коллега, рад вас видеть. Как видите, я тоже – Брансон развел руками – ненамного дольше вас задержался. Жаль, конечно, но тут уж ничего не поделаешь. Не повезло. Впрочем, как и вам. Ну да чего мы тут стоим? Предлагаю посидеть где-нибудь и отметить окончание турнира для нас. Как вы на это смотрите?

Витюня перевел. Петрович радостно закивал головой. Предложение Брансона было как нельзя кстати – у Петровича появлялась отличная возможность поговорить со своим кумиром.

- Ну и отлично. Прошу за мной. Здесь, этажом выше, есть восхитительно уютный ресторанчик с прекрасной кухней. Вот туда я вас и приглашаю.

До лифта шли долго – то и дело на пути Брансона возникали люди с ручками и фломастерами, которые просили дать его автограф. Дойл никому не отказывал и расписывался везде, где его просили – в тетрадях, на книгах, на майках. Петрович также не был обделён вниманием – человек десять взяли автограф и у него. С каждым автографом Петрович горделиво надувался – он прямо таки чувствовал свою значимость. Витюня посмеивался, глядя на старика, но тактично молчал.

В зале ресторана было свежо и уютно. Брансон сделал заказ на троих по своему вкусу.

- Давно играешь, Никола? – Поинтересовался он у Петровича. Витюне пришлось работать переводчиком.

- Давно. Почитай уж – Петрович закатил глаза к потолку и начал загибать пальцы – четыре, али пять месяцев будет.

Брансон поперхнулся. – Пять месяцев, и ты уже приехал на ВСОП? Фантастика. Ты, наверное, очень богат?

- Да какое там… Был недавно богат – шесть миллионов у меня было, но уже потратил все. – Петрович поморщился – Да и то – зачем старику столько денег? Ведь правильно, Дойл?

- Ну, в общем, да. Хотя, потратить шесть миллионов … Удачные вложения? Производство? Банкротство во время кризиса? – Дойл с интересом взглянул на собеседника, который, по его мнению, совсем недавно потратил шесть миллионов долларов. Витюня, переводивший слова Петровича, сначала намеренно не хотел называть слова «рубли», дабы придать Петровичу больший вес в глазах Брансона, но потом всё-таки прояснил ситуацию. Брансон утвердительно покачал головой – потратить двести тысяч долларов особого труда для него не составляло. – А всё-таки, куда, если не секрет, ты деньги потратил?

Петрович взглянул на Витюню и неопределенно пожал плечами – Да так, потратил и потратил. А ты сам-то давно играешь?

Брансон кивнул. – Более пятидесяти лет.

- Ого - Петрович присвистнул, но, подумав, хитро спросил у Брансона. – Пятьдесят лет на игру. Не жалко потраченного времени?

- Ты знаешь, нет. Пусть в покере, но я всё-таки стал первым. И, как видишь, вполне успешно играю до сих пор. Хорошая игра. Я раньше спортсменом был. Хорошим спортсменом, но из-за травмы не сложилось. А если бы даже и удалось достичь каких – либо высот в спорте, то какой мог бы быть спорт в наши годы? А в покере, гляди, мне уже почти восемьдесят, а я всё еще за столом. Так, наверное, и умру с картами в руках.

Петрович внезапно загрустил – перед ним сидел великий человек, который действительно добился очень многого. А чего за свою жизнь добился сам Петрович? В принципе, ничего. Все свои рабочие годы он провёл на стройке, командуя такими же разгильдяями, как он сам и подстраиваясь под вышестоящее начальство, которое в основной своей массе было ничуть не лучше и не умнее самого Петровича. Родился, работал, вышел на пенсию и всё, тупик. Можно готовиться к смерти, которая застанет его в холодной постели в одинокой, неуютной, ободранной однокомнатной квартире. (Петрович зябко передернул плечами). И вот, когда уже казалось было, что всё в жизни Петровича уже полностью предрешено, жизнь под закат совершенно случайно преподнесла ему бонус в виде поездки в Америку, и за этот бонус Петрович должен был быть благодарен лишь двум вещам – картам и фортуне. А если бы не покер? Если бы не Брансон? Если бы не телепередачи, которые подтолкнули Петровича к игре? Где бы он сейчас был? Дома, во дворе или в поликлинике, а больше то и негде. Петрович поделился своими мыслями с Брансоном.

- А это всё потому, что ты сам в себя всю жизнь не верил. Что ты вообще пытался в жизни своей достичь? Какие цели перед собой ставил и всё ли сделал для того, чтобы их добиться? Я это сейчас даже больше не для тебя говорю, а ради вот этого молодого человека. – Брансон ткнул в Витюню пальцем. – Потому, что, именно у него всё еще впереди. Именно он сейчас на флопе и итог почти всей будущей раздачи зависит только от него. А мы с тобой находимся на ривере своей жизни и нам остаётся лишь дождаться окончания торговли и раскрыть свои карты. А ты… ты всю свою раздачу сыграл как фиш, но на ривере тебе выпал единственный в колоде аут. Так бывает. Нечасто, но бывает.

- Что это я как фиш то сыграл? Чего я, играть, что ли не умею? – Петрович внезапно обиделся.

- Не в этом дело – попытался обьяснить Брансон свою мысль. – Как бы тебе доходчиво сказать… Я же не про покер, я про жизнь в общем тебе говорю. Вернусь опять к жизненным целям. Вот ты, говоришь, всю жизнь на стройке проработал. А вот когда ты на неё с самого начала еще молодым шел, в самом начале своего трудового пути, ты какие цели перед собой ставил?

- Да какие цели… Работать, приносить пользу обществу. – Петрович не понимал, куда клонит Брансон.

- С обществом всё понятно. Ты про себя расскажи. Пришел ты на стройку рабочим. Так?

- Ну а кем же еще, конечно рабочим. – Петрович кивнул, соглашаясь.

- Так вот скажи мне, Никола, было ли у тебя в тот момент желание стать президентом своей строительной компании, подняться до самых высот, или же может у тебя было желание вникнуть в суть строительства, а потом открыть свою подобную компанию?

- Дирехтуром то? Не было у меня такого желания. Кто меня им поставит? Чтобы им стать, нужно и образование иметь и вообще больно умным быть. – Буркнул Петрович.

- А ваш президент компании, он что, сразу родился таким – умным, с образованием или же постепенно шел к этому – учился, старался?

- Ну, дак знамо дело, конечно учился.

- А тебе-то кто мешал учиться?

- Дак не хотел я учиться то.

- А работать, значит, ты хотел?

- Кто ж работать то хочет? Конечно, не хотел. А куда деваться? Надо же и деньги зарабатывать. Как без работы и без денег жить?

- Вот про что я тебе тут и толкую. Учиться ты не хотел, работать ты не хотел. Всю жизнь ты занимался тем, чем не хотел заниматься. Так?

- Ну, так получается.

- Ну и подумай, кто же ты после этого, как не фиш? Тебе самому-то своей жизни не жалко? Жизни, в которой ты занимался только лишь тем, чем не хотел заниматься. Ты вот меня спросил, не жалко ли мне пятидесяти лет, потраченных на игру. Так вот, все пятьдесят лет, которые я играю в покер, я этого хочу. Хочу, потому, что мне это нравится, это моё – то, чем я всю жизнь занимался и хотел заниматься. Всю жизнь я в движении – что-то учу, переосмысливаю, меняю свой стиль игры, что-то пытаюсь взять у хороших соперников. Это работа еще похлеще, чем на стройке, но она мне нравится. Вот так то. А ты говоришь, игра… Ты когда-нибудь проигрывал все свои деньги в карты?

- Проигрывал.

- Ну и как у тебя были ощущения?

Петрович поморщился. Воспоминания были не самыми лёгкими.
Владимир вне форума   Ответить с цитированием